Интервью с доктором Боаз Либерман, ведущий онко-ортопед Израиля
Получите через 24 часа подробный план лечения, стоимость и резюме лучшего специалиста именно по Вашему заболеванию
Получите план лечения
  • Амсалем Медикал
  • - Интервью с доктором Боаз Либерман, ведущий онко-ортопед Израиля

Интервью с доктором Боаз Либерман, ведущий онко-ортопед Израиля

— д-р Боаз Либерман: Спасибо.

— Юлия Бар-Шимон: Здравствуйте, доктор.

Я бы хотела, чтобы Вы рассказали немного нашим зрителям, в каких областях и по каким диагнозам Вы специализируетесь. Имеются ли инновационные виды терапии в Вашей области, современные виды диагностических исследований и лечения, и что это дает пациенту?

— д-р Боаз Либерман: Я работаю в Тель ха-Шомер, а также в больнице «Ассута». Мы специализируемся в 2 областях, второстепенная область – это эндопротезирование суставов, область, которая всем известна, и где нет большого количества инноваций. Вторая область, которая является нашей основной специализацией – это онкологическая ортопедия. Область, которая охватывает все доброкачественные и злокачественные опухоли скелетно-мышечной системы всего тела. 

— Юлия Бар-Шимон: С точки зрения терапии в области онкологической ортопедии, возможно, есть что-то инновационное, что делает Израиль передовой страной в данной области? Или мы находимся на одном уровне с другими странами?

-д-р Боаз Либерман: Израиль считается одной из передовых стран, а возможно и самой передовой в данной области благодаря врачам, которые проходили обучение в американских университетах, включая американские программы по повышению квалификации и использованию израильских технологий, разработанных здесь. Например, криотерапия, которую можно выполнить чрескожно или во время операции, радиочастотная абляция и фокусированная ультразвуковая терапия. При данной терапии с помощью ультразвуковых волн можно прижигать опухоли в определенных местах и избежать операции. Кроме того, мы очень продвинулись в трехмерном медицинском моделировании, т.е. часть операций планируется и проводится на основании трехмерных моделей, которые мы создаем по результатам диагностических исследований, представленных пациентами.

— Юлия Бар-Шимон: Это очень интересно. Я не думаю, что во всех странах это применяется. Еще один вопрос. Мы представляем пациентов, приезжающих из-за рубежа, главным образом из стран бывшего СССР. Я бы хотела, что бы Вы поделились своим опытом работы с пациентами, которые приезжают к Вам со всего мира. Я предполагаю, что это не только пациенты из России, но и со всего мира.

— д-р Боаз Либерман: На протяжении многих лет мы приняли очень большое количество пациентов из-за рубежа, из соседних с Израилем стран, таких как, Иордания, Палестинская автономия, а также из центральной и восточной Европы, включая Грецию и Кипр. Такие пациенты получают  оптимальное лечение, такое же, как и израильские пациенты. Важность, на которую мы обращаем внимание, когда к нам обращаются – всегда лучше получить полный комплекс лечения, от взятия биопсии и выполнения анализов до онкологической терапии и/или операции. Лучше выполнить все в одном месте, т.к. после первичных операций, которые проводятся специалистами в своей области, долгосрочные результаты всегда намного лучше, по сравнению с повторными операциями, когда мы вынуждены исправлять то, что было выполнено в других больницах.    

-Юлия Бар-Шимон: Вы встречаете много пациентов, которые проходили лечение в других местах, по месту жительства, например, с неправильным диагнозом, или после неуспешной терапии? Вы видите много таких пациентов? Или к Вам попадают пациенты, которым только что поставили диагноз, и они сразу получают лечение?

-д-р Боаз Либерман: К сожалению, мы видим немало таких пациентов.

— Юлия Бар-Шимон: А в чем именно проблема? С чем именно вы сталкиваетесь?

— д-р Боаз Либерман: Проблема начинается с необходимости в оптимальном диагнозе в любой области ортопедической онкологии и результатах патологических исследований. Существуют не много патологов, включая израильских, которые очень хорошо умеют интерпретировать результаты. Во-вторых, операции и биопсии должны выполняться определенным образом с определенным доступом. Если проводится не оптимальная операция и/или остается опухоль или оперируют не ту область, не всегда есть возможность исправления.  

— Юлия Бар-Шимон: Т.е., например, если была выполнена операция неправльным способом, то при исправлении процент успеха снижается? 

— д-р Боаз Либерман: Не всегда снижается процент успеха, однако, увеличивается сложность операции, когда проводится повторное хирургическое вмешательство. 

-Юлия Бар-Шимон: Понятно. Есть ли у вас примеры, когда вы применяли нестандартные методы или технологии, которых не существует во всем мире. 

— д-р Боаз Либерман: Не существуют во всем в мире – это слишком громко сказано. Вместе с тем на сегодняшний день мы имеет передовые технологии, т.е. любые технические возможности, которые нам требуются, включая специальные импланты, персонально выполненные импланты, операции, при которых проводится пересадка частей кости с кровеносными сосудами, кожных и костных трансплантатов – область которая, называется микрохирургией, все эти возможности доступны нам. Мы имеем передовые технические возможности для проведения таких операций оптимальным образом, получая наилучшие результаты, насколько только возможно.  

-Юлия Бар-Шимон: Скажите, пожалуйста, каковы Ваши убеждения касательно правильного лечения туристов в Израиле, изучения случая до приезда, личной осведомленности, личной и непосредственной связи со специалистом в ходе лечения, продолжения наблюдения и лечения дома, проактивности со стороны компании, которая ведет данный случай. Пациенты, которые приезжают сюда на лечение в области онкологическое ортопедии – это очень сложные пациенты. 

-д-р Боаз Либерман: Правильно, когда пациент приезжает с правильным диагнозом, то на этом этапе, я начинаю «надоедать» вам с вопросами, где результаты исследований, где биоптаты, и если что-то отсутствует необходимо выполнить повторные диагностические исследования, чтобы с одной стороны получить картину, которая позволяет мне дать пациенту оптимальный и точный прогноз, насколько это возможно.  С другой стороны не вводить его в заблуждение, в случае если мы не можем провести терапию и в случае если стоимость намного выше ожидаемой. Я убежден, что пациент, который приезжает сюда, с одной стороны должен получить наилучшее лечение, а с другой стороны, перед тем как пациент приедет сюда, он должен знать как можно больше о процессе и длительности терапии, и что он должен пройти для получения оптимального лечения. Например, пациентам, которым проводят операции по удалению опухолей мягких тканей, обычно требуется лучевая терапия. Если после операции они не готовы проходить лучевую терапию, соответственно шансы на успех снижаются. При костных опухолях принято проводить химиотерапию, поэтому пациент должен знать, что для получения наилучшего результата необходимо комбинированное лечение, которое включает как онкологическую, так и хирургическую терапию. Обычно если пациент хочет пройти терапию и получить ожидаемый результат, необходимо понимать, что нужно заранее согласиться на предлагаемый план лечения, либо выбрать другой вариант.

-Юлия Бар-Шимон: Ясно, т.е. Вы рекомендуете, чтобы вся терапия, весь протокол лечения, состоящий из нескольких видов терапии: операции, химиотерапии или лучевой терапии, были проведены в Израиле?

-д-р Боаз Либерман: Желательно, вместе с тем мне известно, что не все пациенты могут себе это позволить. Однако я настаиваю, что если пациент принял решение пройти лечение здесь, он получает четкий план лечения, например, по будущей лучевой терапии, и я прошу его обязаться пройти запланированную терапию и быть с нами на связи. Т.к. большинство пациентов из стран бывшего СССР, которых я оперировал на протяжении многих лет, я продолжаю наблюдать, как через агентов медицинского туризма, так и напрямую, когда пациенты связываются со мной.

-Юлия Бар-Шимон: И последний вопрос. Какое послание Вы можете передать пациентам, которые рассматривают вариант приехать в Израиль и пройти лечение здесь у Вас?

-д-р Боаз Либерман: Успешность терапии первичных опухолей скелетно-мышечной системы, включая костные опухоли у детей – хорошая, а порой и очень хорошая. Если говорить о наших данных, о пациентах, которые прибыли с первичной опухолью без метастазов, то шансы на полное излечение составляют 60-80%. Поэтому, несмотря на то, что данные заболевания считаются относительно редкими и страшными, и, несмотря на то, что не всегда можно найти медицинский центр, специализирующийся на данных заболеваниях, при оптимальном лечении конечный результат будет отличным. Однако, необходима безотлагательная диагностика, безотлагательная терапия и необходимо всегда стараться соблюдать протокол лечения, насколько это возможно.

-Юлия Бар-Шимон: Понятно. Я Вас очень благодарю за время, которое Вы посвятили нам, за интересную беседу. Действительно, очень важно объяснять пациентам, т.к. многие не знают о заболевании, не знают где пройти лечение и начинают искать в разных местах. Я очень надеюсь, что информация, полученная от Вас, поможет пациентам принять правильное решение, или как минимум узнать необходимое. Я Вас очень благодарю. Большое спасибо!

-д-р Боаз Либерман: Большое спасибо и удачи!

 

Метки: , ,

Биньямин Бендер (доктор), хирург-ортопед

4 стадия? Успешное лечение рака кишечника в Израиле

Пациент - Пасынкова Анна

Диагноз - рак ...-->

Успешное лечение меланомы в Израиле

Пациент - Хох Сергей, г. Уфа, Россия

Диагноз - ...-->

Задать вопрос врачу

Вы хотите получить подробную, индивидуальную информацию по Вашей проблеме? Обратитесь к нам сейчас!